Ви тут:: Бібліотека Публіцистика Государство и духовные школы в поисках идиллии
 
 

Банер
 
 
 
 

Государство и духовные школы в поисках идиллии

e-mail Друк PDF
Фактически они ведут наше общество к тому, что какой-нибудь самозваный лжехристос Виссарион (он же Сергей Тороп) или Марии Дэви Христос (она же Мария Цвигун) будут иметь равные права на государственную аккредитацию своего «религиозного образования» с христианами, мусульманами, иудеями и т.п.

СПРАВКА сайта antitotal.org.ua. «В 2001 г. была создана Украинская ассоциация религиозной свободы (сокращенно УАРС, президент В. Еленский) – ассоциированная часть американской Международной ассоциации религиозной свободы (МАРС), известной в мире тем, что под лозунгами защиты права и «распространения принципов религиозной свободы» в мире, а также «равенства всех религий» в действительности свыше 100 лет она заботится об имидже нетрадиционных религий в целом, и неорелигий, в частности, во многих странах мира».

В работах современных лидеров мирского академического религиоведения Украины уже открыто говорится о необходимости унификации и глобализации религий. С этой целью они рекомендуют разработать пути влияния на формирование теологов и клира (служителей) современных религий. Разница лишь в том, что в работах Л. Филипович об этом говорится, как о неизбежности, в работах В. Еленского – о предпочтительности этого пути.

Приведем несколько цитат из трудов Л.Филипович , иллюстрирующих указанные тенденции (цит. по : Академічне релігієзнавство / За наук. ред. А.М. Колодного  –  К., 2000. –  С. 788) :

«В світі поступово втрачається монопольність, зокрема монопольність певних цивілізацій і культур. Живучі в режимі взаємовпливів різних культурних світів, держав, народів, їх традицій, він все більше плюралізується. Це характерне і для релігійної сфери. Людство почало усвідомлювати свою спільність і свою розірваність за багатьма ознаками, а особливо – за релігійною. У нього з’явилось бажання подолати останню.

Нова ідея спільності всього людства, універсалізації і синкретизації життя, культури знайшла своє теоретичне і практичне розгортання в ідеї спільної релігії (зокрема, через синтез Західних і Східних релігійних традицій), надконфесійних і надрелігійних об’єднань. Все це реалізовується в нових релігійних рухах, що відображають інтегральність, цілісність, холізм людства».

«Після здобуття незалежності в 1991 році Україна поступово входить у світову співдружність народів, а відповідно – й у світовий релігійний простір. Відтак вона не може залишатися осторонь тих глобальних змін в суспільному житті, які захопили весь світ, а відтак і не знайомитися з новими релігійними явищами, що з’явилися за її межами».

 Там же,  Стр. 795  :

 «Певно що в наступному буде поляризуватися ставлення традиційних церков до неорелігій. Прихильники ортодоксії – традиціоналісти і надалі вважатимуть все новітнє в сфері релігії диявольськими підступами, поганством. Ліберальні модерністи при однозначному визнанні істинності свого віровчення можуть погодитися з правом неорелігій на існування як одним з напрямів духовних пошуків людини.»

  http://www.dt.ua/3000/3690/59906/ фрагмент интервью с Филипович :

 Взагалі, на мою думку, релігії і церкви України перебувають в очікуванні великих змін. І це буде пов’язано саме з віковим цензом священнослужителів. З часом, на зміну людям, замішаним на радянській системі, прийдуть молоді, які знають основи економіки і працюють не за озарінням, а за наукою.

В целом же в работах украинских философов-религиоведов уготованное ими будущее традиционных религий просматривается вполне отчетливо. А именно : государственная аккредитация будет постепенно лишать церкви реального влияния на учебный процесс и подготовку их служителей, передавая эти полномочия специалистам либерального государства в лице далеко не христианских религиоведов, министерству образования, комитетам по делам религий и прочим государственным учреждениям.

К сожалению, далеко не все религиозные лидеры осознают, что стоит им одобрить государственную аккредитацию их религиозного образования, как им придется разделить ответственность за формирование учебных программ, перечня дисциплин и академического состава, а остюда – будущих священнослужителей и теологов – с безбожным миром. Разумеется, работники бывшей кафедры «научного атеизма», ныне – кафедры «научного религиоведения», перекованной с первых дней независимости Украины на кафедру «религиоведения» Института философии им. Г.С. Сковороды Национальной академии наук Украины (НАНУ) – с готовностью подставят свое плечо церковному образованию, поскольку это чрезвычайно расширит поле их деятельности, позволяя им нести свою идеологию в Церкви, готовить и утверждать учебники, пособия, литературу, преподавать, проводить семинары и лекции в церквах, семинариях и т.п.

Возможные последствия госакредитации духовных программ

Рассмотрим теперь подробнее, каковы же цели государственной аккредитации духовных учебных заведений обоих участвующих в этом деле сторон, т.е. цели самих заведений и цели государства. Приведенные ниже цели являются самыми очевидными. Поэтому представляется, что  руководителям  религиозных школ прежде чем принимать какое-либо решение было бы целесообразно обдумать все возможные последствия.

Цели религиозных организаций

Привлечь большее количество студентов привилегиями, которые дает аккредитированное государством теологическое образование.

  • Пользоваться всеми льготами, введенными государством для аккредитированных им теологических школ.
  • Признание своих выпускников государством и возможность для них преподавать религиоведческие дисциплины в мирских учебных заведениях и таким образом влиять на светскую школу.

Средства

Надо сразу сказать, что в данном процессе средства влияния у религиозных организаций, говоря математическим языком, стремятся к нулю. Примером тому может быть введение в свое время в общеобразовательную школьную программу валеологии – курса практического язычества. На протесты христиан и ряда других традиционных религий государство отреагировало вполне спокойно, проявив волю и выдержку. Расчет был прост : пошумят – и успокоятся. Так и случилось. Справедливости ради надо отметить, что благодаря грамотной борьбе столичные православные и протестантские верующие, а также религиозные объединения, сумели добиться отмены статуса обязательного для предмета валеологии, но – только в г. Киеве.

В целом же большинство религиозных организаций уроков из этих событий не извлекли. В следующий раз, уже по поводу введения в школьную программу нехристианской «христианской этики», фактически лишенной христианского стержня, учения, голос негодования церквей был слышен вполне отчетливо. Но на это представительное мнение церквей государство не обратило существенного внимания. Дело ограничилось «круглыми столами» кафедры религиоведения Института философии НАНУ, которые, по сути, были лишь приятной формальностью, на которую религиозные лидеры поддались, возможно, и догадываясь, что цели их «союзников» – противоположные и что на самом деле средств влияния на власть этого мира у них нет, а значит, результат будет такой, какого хотят власти, а не религии.

Выше уже было отмечено, что представлять государство в процессе ведения переговоров с религиями, а также введения аккредитированных учебных программ в теологических заведениях будут те, кого оно считает «научными профессионалами», а это – «ученые» с той же кафедры научного атеизма, то бишь «религиоведения», Института философии НАНУ. Последние же, как уже было сказано выше, лишь заигрывают перед религиями, чтобы добиться своих целей. Как только они их добьются, интересы Церкви и других традиционных религий Украины, их уже будут интересовать мало.

Так же многие религиозные союзы и семинарии оказываются вовлеченными в либерально-демократическую политику посредством своих инвесторов. Украинские лидеры религиозных движений и союзов, семинарий, поставившие себя в зависимость от иностранных инвесторов, видимо, не осознают, что иностранные миссионеры с туго набитым кошельками создают по всему миру финансово, а значит и идеологически зависимые от иностранного инвестора церкви. Зная, что дареному коню в зубы не заглядывают, они одаривают «церковных демократов» подарками, что позволяет им какое-то время без особых проблем делать свою работу.

Проявлением демократизма либеральных учебных заведений есть излагать не собственно учение всего религиозного союза, а все существующие в мире толкования (в том числе и безбожные) того, или же иного отрывка Писания, всех видов догматики и учений, дескать, вы, дорогие студенты, выбирайте. Если бы в мирских учебных заведениях профессор, изложив студентам какую-либо физико-математическую концепцию, потом заявил: «А теперь, дорогие студенты, вам решать, верить этой концепции или нет!» – это бы сочли за нелепость, ведь науке нужно на что-то опираться. Однако в либеральных демократических семинариях именно это и происходит, и называется такой метод обучения почему-то классическим богословским подходом.

В конечном итоге, своих целей в мире добьются те, кто имеет больше ресурсов, а прочие окажутся в проигрыше. А много ли материальных ресурсов, например, у Церкви? Есть ли у нее и у других религиозных институциях законодательная власть – нет и не может быть, как и влияния на общественное мнение, то есть на общество в целом.

Цели «академических религиоведов», этого мира и государства –

добиться полного контроля над постоянно не покоряющейся законам этого мира Церковью, ее пастырями, апологетами и теологами, богословскими учебными заведениями и обучающими программами, которые формируют мировоззрение будущих служителей. Следует помнить, что работа над подготовкой и проведением такой аккредитации религиозного образования проводится идеологами глобализации и унификации религий всех страна мира. И говорится об этом вполне определенно: «лишить традиционные конфессии их традиционности, а консервативные религии их консерватизма», «либерализовать их мировоззрение и оценку будущих событий», «готовить клир священнослужителей мыслящих современными глобальными категориями», «подготовить духовников, готовых к новым реалиям жизни, духовному диалогу и духовной унификации».

Средства

1.                        Добиться на своих «круглых столах» доверия со стороны религий, чтобы они «положились» на академических религиоведов в деле разработки и подготовки аккредитации учебных программ и учебных материалов. (Те, кто поддается на такую провокацию, забывают о сказанных словах в Библии касательно всякого человека, полагающегося на другого человека, а также впрягающегося в общее ярмо с неверным (Иер. 17:5; 2Кор. 6:14)).

2.                        Добиться исключительного права на разработку и внедрение в учебные программы материалов и пособий, разработанных либеральными по отношению к религиям мирскими академическими религиоведами.

3.                        Добиться на обязательных условиях введения академических религиоведов в академический состав теологических учебных заведений.

Средства влияния на происходящие события, в мире, религиозно верующем в «науку», у академических религиоведов огромны.

Прогнозы

Поскольку далеко не все выпускники мирских религиоведческих организаций получают доступ к кафедре, тем более мало надежды, что христианские религиоведы, конкурируя с мирскими, станут педагогами в мирских заведениях. Слишком велика конкуренция на рынке «религиоведения». Это означает, что в конфессиональных семинариях как готовили специалистов исключительно «для себя», так и будут готовить дальше. Таким образом, госаккредитация на количество студентов может повлиять лишь временно, пока студенты не поймут, что для обретения мирской профессии их полу-теологического, полу-специального образования все равно не достаточно.

С другой стороны, доступ к богословской кафедре получают мирские религиоведы и выпускники мирских учреждений, внося свою деструктивную идеологию в жизнь религий.

Что можно сделать?

Влиять ситуацию можно и нужно. Церковь как апологет и евангелист истинной веры может и обязана изобличать безбожность и ложь, заявлять обществу об общественной, гражданской позиции Церкви в отношении падения нравов, безбожия в целом, заявляя миру о грехе на реальных примерах современного теле- и радиовещания, кино, мультипликации, радио и т.п., антихристианских передач и фильмов современных гностиков («Код да Винчи», «Евангелие от Иуды» и т.п.). И делать это нужно не только в своей внутренней литературе или же рассказывая лишь о событиях Рождества 2000 лет тому, но и говоря о конкретной нынешней ситуации.

В реальности же приходится наблюдать не проникновение христианских ценностей в мир, а наоборот. И стремление к госаккредитации религиозного образования – один из наглядных тому примеров. Уже сам по себе такой факт ставит мирские стандарты выше христианских, поскольку не мир, а церковь должна давать духовную и моральную аккредитацию тому, что происходит с нашим обществом и этим миром.

Таким образом, религиозные организации, жаждущие аккредитации своего образования безбожным миром, вступают в завет с миром, обменивают свою независимость на обещания этого мира, кстати, ничем не гарантированные. Результатом подобных действий автоматически становится утрата веры, падение нравов, демократизация религиозной жизни страны и Церкви, со всеми аморальными последствиями.

Еще в 1963 г. по поводу схожих событий, происходивших в Великобритании и западном мире, Клайв С. Льюис в интервью Евангельской ассоциации Билли Грэма на вопрос : «По-видимому, вы чувствуете, что современная культура становится нехристианской?» сказал: «…Я вижу, что нехристианской становится церковь. Мне кажется, пастыри слишком приспосабливаются к миру, а в пастве – много неверующих. Христос не говорил нам: "Идите в мир и скажите ему, что он прав". Весь дух Евангелия – иной, он противостоит миру»[1].

Прозрение религиозных организаций может стоить им слишком дорого, поскольку выпускники таких либеральных семинарий уже не смогут мыслить в русле консервативного, традиционного христианства, которое противится глобализации религий, разврату либерализации. Уже это одно, закладывает в Церковь «мину замедленного действия» : либералы не захотят жить и мыслить консервативно, консерваторы не захотят жить и мыслить либерально. Очевидным результатом такой церковной политики может быть только раскол сильных религиозных объединений на множество слабых, к чему собственно сторонники религиозной унификации и стремятся.

Опыт госаккредитации религиозного образования в Пакистане

Сегодня такая аккредитация уже проводится в исламском Пакистане. Она описывается работе И.Н. Серенко «Императив ускорения реформы религиозного образования в Пакистане», подготовленной и опубликованной на сайте Института Ближнего Востока (Серенко И.Н. Императив ускорения реформы религиозного образования в Пакистане. – http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html). Цель акции определена достаточно четко : «лишить пакистанский ислам его фундаментализма и консерватизма». Эта реформа – часть международных антитеррористических мер, предпринятых в соответствии с резолюцией № 1373 Совета Безопасности ООН от 28 сентября 2001 г.

Знаменательно при этом, что, как отмечает автор статьи, после вовлечения Пакистана в афганский конфликт 1977 – 1988  гг. для подготовки необходимых боевиков произошла резкая «экстремистская исламизация» пакистанских религиозных учебных заведений. Таким образом, очевидно, что «экстремистская исламизация», равно как и нынешняя либерализация пакистанского ислама, – процессы, хорошо поддающиеся контролю и манипуляции извне.

Для реализации «провозглашенной программы реформирования религиозного образования, предусматривающей государственный контроль за учебно-финансовой деятельностью теологических учебных заведений, их постепенную интеграцию в общий поток школ» в демократическом Пакистане были изданы следующие законодательные акты: «Указ о Федеральном ведомстве религиозного образования от 18.08.2001; Закон о добровольной регистрации и регулировании деятельности религиозных учебных заведений (2002); Поправка об обязательном государственном аудите и регистрации медресе (№ 22 от 21.08.05) в Закон о регистрации общественных организаций (1860)». Возникшая все же пробуксовка программы, по мнению автора «была вызвана не столько ее недостаточным финансированием, сколько отсутствием жесткой и последовательной политики правящих кругов в ее реализации, а также упорным сопротивлением образовательным нововведениям государства со стороны религиозных консерваторов». И все же часть исламских религиозных учебных заведений не выдержала искушения вступить в тесный союз с демократическим государством.

Выпускники аккредитированных либеральных мусульманских религиозных школ, институтов, академий и т.п. мирских учебных заведений теперь могут претендовать на работу в светских заведениях, их студентов обязаны будут отпускать на сессии с работы, и т.п.  Материальные выгоды – очевидны, но цена такого размена – изменение самой природы и облика пакистанского ислама.

Украинские мирские философские религиоведы, подготавливающих подобную «аккредитацию» христианского образовательного процесса в Украине, с ликованием приветствуют пакистанский опыт. Да и чего можно ожидать от нового союза религий с либеральным государством, как не либеральности и либерализации, унификации всех религий с культами, неорелигиями и псевдорелигиями, оккультными и псевдонаучными объединениями?

Вывод

Итак, госаккредитация духовного образования является опасным нововведением в попытках демократизации Церкви. Насаждение «народовластия» ведет к утрате четкого собственного учения, потому что иметь и отстаивать свой символ веры, догматику – уже по определению будет некорректно в отношении демократии и толерантности, ведь оппоненты – тоже представители  народа, а значит налицо нарушение их прав на собственное мнение.

Современная тенденция, когда ректоры либеральных христианских семинарий церквей в угоду «сильным мира сего» допускают к преподаванию определенных дисциплин неверующих педагогов – академических религиоведов или же либеральных теологов, закрывая глаза на то, что часто их педагоги провозглашают антихристианские лозунги, и заботясь лиш о том, чтобы их высокие «ученые» гости помогли им в деле государственной аккредитации – это типичная уже тенденция проникновения либеральных мирских концепции философского религиоведения в жизнь Церкви.

Церковь призвана хранить и нести в мир традиционные христианские ценности. И попытки объединить государство с Церковью не новы, Писание же предупреждает: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить [в них]; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас» (2Кор. 6:14-17).

 



[1] Льюис, Клайв С. Просто христианство; Бог под судом. – М.: Гендальф, 1994. – С.265.

Интересная статья? Поделись ей с другими: